Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:13 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
На День рождения я получил подарок.
Я честно-благородно ждал возможности его открыть И открыл, практически, сразу после полуночи 18 августа - не до утра же ждать. Но потом терпеливо ждал возможности узнать, можно ли подарок обнародовать)))
Можно.
Барон, огромное вам спасибо! Это чудесно!
Автор - Ystya - назвал это так: Валентин на пути к новому повелительству)))) То, что будет после Рассвета.




Да-да = для меня Придды были и остаются Повелителями Волн. И тот, кто думает иначе - тот бебебе :tease2:

И -бггг!) - впервые пробую поделиться с Обзорами.
Обзорам
запись создана: 23.08.2015 в 00:40

@темы: прекрасное, метафизика и т.д.

URL
Комментарии
2015-08-23 в 13:54 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Louis Lorraine, очень рад, что сумел порадовать Вас! :red::white::red:
для меня Придды были и остаются Повелителями Волн. для меня - тоже. У Валентина вообще еще есть два младших брата, а в пророчестве сказано, что наследников по крови оставаться не должно вообще!!!! Ни у кого. А никто не знает, кто родился у бакранки и Алвы. Или бастарды не считаются?:hmm:

2015-08-23 в 13:57 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Ystya, бастарды считаются!)))

URL
2015-08-23 в 13:59 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Louis Lorraine, вот и фигушки бергеру, а не Повелительство! И Руппику - вторую фигушку!!!!!!:abuse:

2015-08-23 в 14:23 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
URL
2015-08-24 в 18:29 

Отблески Отблесков
ОЭ-обзоры

там, где "ссылка", нужно ставить URL ссылку поста, она в левом углу записи ))

2015-08-24 в 23:20 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Отблески Отблесков, :shuffle: спасибо, буду знать.

URL
2015-08-25 в 12:36 

Доброго времени суток! С Днем Рождения!
Полностью согласна с Вами. В текстах книг я не нашла ни одного упоминания о том, что Придды утратили первородство. Вот с Альдо Сэц-Приддом все понятно: Валентин нашел доказательства (письма королевы Бланш Ракан к вдове Эктора) из которых стало ясно, что королева изменяла мужу с маршалом и от него родила ребенка, которого все считали наследным принцем, но не утверждается, что Эркюль-как-бы-Ракан был первым ребенком Эктора, скорее всего, до этого он уже успел получить первенца от жены, так что и в эту ветвь первородство не ушло. До этого была магия на крови, которая должна была показать гибель предка - она и показала гибель герцога Придда. Все четко и понятно.
Нигде не было упоминания о том, например, что один из герцогов или наследников воспользовался правом первой ночи и зачал наследника своему вассалу, который и забрал первородство, а никто и не заметил (ну, как вариант). Рассуждения на сайте автора и прочие дискуссии - это мнение читателей и их предположения о развитии событий. Слова автора на какой-нибудь встрече с читателями или на своей страничке - это тоже только слова, т. е., по сути, фанон. Канон - то, что прописано в изданной книге, то, что и "топором не вырубишь". Так что все эти привязки к тому, что Ариго и Райнштайнер побратались, а Удо Борн не сразу послушался Валентина - всего лишь слова. Побратимство двоих генералов - это их личное дело, они просто стали родственниками. Удо, в первую очередь, вела кровь Альдо, смешанная с кровью Мэллит, но к пролитой родной крови Придда он все-таки прислушался. Да и постоянные дискуссии о том, что на Мельниковом лугу Придд остановил смерч (он резко завернул перед лиловым полком) - как бы он смог это сделать, будучи лишь вассалом? По логике абвениатства, на это способен лишь действующий глава Дома, своего рода "аватар" прародителя, даже наследнику подобное не по силам. В "Пламени Этерны", после гибели Анэсти вся сила перешла к Ринальди, минуя старшего по рождению, но запятнавшего себя предательством и братоубийством Эридани. Эрнани, таким образом, был наследником Ринальди, но доступа ни к чему сверъестественному не получил, а потом кровь ушла в ребенка Беатрисы, рожденного от старшего брат (умер бы этот младенец или не родился бы - и сила бы перешла к Эрнани, исцелив его и позволив самому зачать наследника). Так что все указывает на то, что Валентин все-таки Повелитель, причем Повелитель, осознающий свою силу и слышащий стихию. Нигде нет упоминания о том, что Райнштайнер как-то чувствует Волны, да и внешность у него типично бергерская, без каких либо "сочетаний" с потомками Унда (а внешность, как и способности к Стихиям передаются от отца к сыновьям, на этом основан миропорядок, созданный Абвениями). Альдо тут не является аргументом, он с Приддами "седьмая вода на киселе", за этот Круг в Агарисе с кем только не роднились, и это не были ближайшие родственники Глав Домов, только такие же неудачники. Недаром же сын Матильды Эрнани был, по ее воспоминаниям, настоящим алатским витязем - сильно разбавленная кровь потомков бастарда уже перебивалась кровью даже не вассалов, а просто кровью древнего рода Мекчеи.
Кстати, мне так же непонятно, с чего Жермон Ариго объявлен новым Повелителем Ветра. Ни одного указания на это в тексте нет, но постоянно упоминается, что он был копией своего отца. А Ариго - вассалы Молний, их внешность кардинально отличается от внешности уроженцев Дома Ветра. Даже если кровь ушла давно (к примеру, перед самым падением Дома Борраска), это все равно должно было сделать Ариго синеглазыми брюнетами.Они же темноглазые темные шатены с "характерным носом", похожие на своих Повелителей - Эпине.
Еще одна загадка: Астрап был черноглазым блондином, но из всех потомков его сына данное сочетание унаследовали только рожденныем от третьего сына Астрапиона Савиньяки - вассалы, ранее носившие фамилю Керва, а не Главы Дома - Эпине, рожденные от первого сына того же Астрапиона. Правда, на официальном арте брат Пьетро, который Сэц-Гайярэ, изображен достаточно светленьким, но все-таки не блондином, а русым. Гайярэ-Парда происходят от второго сына Астрапиона - неужели у осветление идет по нисходящей? Похоже, самый главный признак Дома Молний - яркие темные глаза, это есть у всех.

2015-08-25 в 20:40 

Увлеклась рассуждениями и забыла спросить: если мы сошлись на том, что Валентин - Повелитель Волн, то почему арт назван "На пути к новому повелительству"? На бедолагу еще обязанностей понавешать хотят?

2015-08-25 в 23:15 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
НеЛюбопытное созданье, почему арт назван "На пути к новому повелительству"?, это я примирял именинника с грядущим "Рассветом". Канон, увы, обещает дыру не только для Алвы, так что это был, скажем, сахарок на пилюлю. Вряд ли ВВК опишет подробно то, как Четверо уйдут на рубеж. И потом, рубеж у каждого может, будет свой. Со своим миром и прочим... И Валентин просто будет Повелителем Волн в ином месте и ином мире.

2015-08-26 в 00:47 

Ystya, понятно, спасибо. Будем ждать худшего, но надеяться на лучшее, авось, получим что-то среднее.

2015-08-26 в 00:50 

Блин, это что получается, если Зараза уйдет на Рубеж и будет Повелителем где-то еще, он без Олененка останется?! Баба-Яга, т. е. я против!!!

2015-08-26 в 01:06 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
НеЛюбопытное созданье, спасибо за поздравление) :wine:

На вопрос ваш вам ответил любезный Автор.
Из последних сил надеюсь, что все будет не так плохо - но, судя по Полуночи, будет еще хуже, чем можно ожидать(((

ДА! Я совершенно согласен с вашими выкладками на счет Валентина-Повелителя, и сам всегда именно их и привожу доводами в поддержку своего мнения. Отдельно мне нравится история про смерч, развернувшийся перед полком Придда - правда. Я знаю, что это на ЗФ объясняли, как то, что, де, новые повелители ужасно разволновались за Валентина. Но мне это кажется. довольно смешным. Тем более, что я разделяю ваше недоумение по поводу внезапно-Ветра Ариго. И - да. Повелитель Волн Райнштайнер с его внешностью - и это в "стране фамильных носов" - всего-то лишь вытащивший морской камушек, тоже для меня совершенно неубедителен.
И - да. Вы правы - мнение читателей/тестеров/товарищей автора - это не более, чем их мнение. А в книге как-то вырисовывается иное.

История появления внезапно-Гайарэ меня, признаться, подивила. Особенно в разделе опознания его близорукой Арлеттой по портрету восьмисот, что ли, летней давности, который графиня когда-то там видела. В таких случаях все окружающие придворные начинали тихонько улыбаться - одни самодовольно, другие - ядовитенько. Потому что такие "опознания" обычно означают, что "Савиньяки в политических целях нашли подходящую подставу на место вассала Молний" - и ничего более. Ну да будем посмотреть, как там все завертится.
Касательно же "мастей" Дома Молний - я тоже несколько удивлен тем, что "масть")) Астрапа несут не Эпинэ, а Савиньяки. Охотно допускаю, что из них-то и вылезет новый Повелитель (потому что, кажется, беднягу Робера отмучают(() - но лично меня бы это страшно огорчило. Во-первых, мне нравится мрачный пылкий нынешний Дом Молний с их чудовищным уже покойным Анри-Гийомом, героем Двадцатилетней Белым Мориском и прочими, а во-вторых, чудовищно не нравятся Савиньяки. Тоже до 7-го колена, практически.

URL
2015-08-26 в 01:26 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
НеЛюбопытное созданье, эммм. А вот я совершенно не вижу возможности этой, так многими любимой дружбы (и пэйринга... - его-то особенно) - Придда и Сэ. Уж слишком они разные, эти парни.

URL
2015-08-26 в 03:19 

Louis Lorraine, насчет Полуночи будем надеяться. А что еще скажешь в такой ситуации?!
ЗФ объясняли, как то, что, де, новые повелители ужасно разволновались за Валентина Как говорила ворона в советском мультике (кажется, про попугая Кешу) "Это прэлестно!". А за прочие полки они поволноваться не пробовали? Глядишь, отделались бы меньшими потерями, а то и вовсе бы сразу смерчи направили бы на Бруно, не допуская жертв среди своих. Да и как они так точно вычислили, где находится Валентин, когда "смешались в кучу люди, кони"? Третий глаз отполировали?
Повелитель Волн Райнштайнер с его внешностью - и это в "стране фамильных носов" - всего-то лишь вытащивший морской камушек, тоже для меня совершенно неубедителен.
Ничего так, что он - агм, выходец из Седых Земель, у них до сих пор на гербе корабль, хотя какое уже столетие живут в горах, не видя моря, но по прежнему помнят островную прародину-Агмарен? Так что морской камушек оправдан, но делать из-за этого из Ойгена Повелителя Волн... Нет слов.
Ариго послушно поднялся и одновременно с бергером сунул окровавленную руку в показавшуюся кипятком воду. Пальцы сами сомкнулись на чем-то твердом и круглом. Жермон раскрыл ладонь и увидел полупрозрачный камешек, темно-синий, с чем-то светлым и зубчатым внутри.
— Ты поймал утреннюю звезду, — удовлетворенно объявил Ойген, показывая что-то иссиня-зеленое, — а я — морской лед. Это очень удачно.

Морской лед и утренняя звезда - конечно, это явные признаки повелительства (особенно звезда - а что еще может быть наивернейшим признаком Ветра?!). Я, скорее, могу представить новым Повелителем Ветра Вальдеса - не зря же он такой чумовой и не зря вокруг него кэцхен вьются, как пчелы вокруг розеточки с вареньем. Тут больше обоснований - он явственно чувствует эту стихию.
И Руппику - вторую фигушку!!!!!!
Точно, то что он приглянулся кэцхен, еще не значит, что он носитель древней крови, а тем более, какой-либо из Повелителей, или на худой конец, кровный вассал. Мало ли с кем астэра закрутить решила? Она девушка свободная, никому не подотчетная. Если только на этом основании "перераспределять" кровь, то Робер, получается, на самом деле - Придд, иначе с чего вокруг него Лауренсия-найери вьется? У нее свой Повелитель есть.
По поводу опознания Пьетро графиней Арлеттой - тут с натяжкой, но может быть. В замке Эр-При она бывала еще до восстания Борна (причем задолго до него), после того, как стала женой Арно-старшего. В те времена между этими фамилиями не было разлада, старик Анри-Гийом называл ее "эта маленькая Рафиано", имея в виду ее ум и характер и в целом, относился к ней хорошо - во всяком случае, признавал ее достоинства. Так что вполне возможно, юная Арлетта проводила немало часов в портретных галереях, изучая историю семей (полагаю, близорука она стала к старости, а не всю свою жизнь провела с прищуром), да и в других источниках могла видеть портреты представителей разных фамилий (хотя бы и гравюры в хрониках). А поскольку на память графиня не жалуется, то вполне могла узнать характерные черты, если брат Пьетро стоял к ней близко. Для нее не было секретом, что представители монашеских орденов (особенно Славы) не особо соблюдали целибат.
мне нравится мрачный пылкий нынешний Дом Молний
Я тоже люблю Робера, но данное описание к нему уже не очень-то и подходит. Т. е. мрачность пристутствует и даже расцветает, а вот что касается пылкости... Если его кардинально не встряхнуть и не всучить новый смысл жизни (особенно как он скоро узнает про кончину любимой женщины), то вместо Иноходца (который недавно был заморенной загнанной клячей, но упомянутая Марианна сотворила чудо) мы получим вариант "укатали Сивку крутые горки".
А если вспомнить, что бедняга еще с Агариса сожительствует (и в последнее время очень активно) с астерой, то вероятность получения нового Повелителя Молний возрастает на порядок, как минимум.
Астэры могли принимать человеческое обличье, по собственному выбору становясь как женщиной, так и мужчиной. В человеческой ипостаси они были практически неотличимы от людей, хотя существовал ряд примет, по которым их можно было узнать.
Спутники питались силой Четверых, но могли на какое-то время покидать своих повелителей, оседая в приглянувшейся им местности или же вступая в союз со смертным. Связи эти продлевали жизнь и молодость возлюбленным астэр, но оставались бесплодными.
Лик Победы, приложение.
К Анри-Гийому у меня не очень хорошее отношение. Во-первых, не люблю людей для которых может быть только 2 мнения - их и неправильное. Во-вторых, насколько больным фанатиком нужно быть, чтобы послать на смерть своего единственного сына и всех внуков, потом несколько лет притворяться сумасшедшим, чтобы не угодить в Багерлее и при этом, по словам Жозины, быть уверенным в том, что овдовевшая и потерявшая по его вине детей невестка его обожает и в рот смотрит и ненавидит всех его врагов? Не говоря уже о его (предположительно) любви к Алисе Дриксенской. Кем надо быть, чтобы влюбиться в женщину, разрушающую твою страну, за которую твои предки погибали (а ты теперь воюешь с их памятью) и которая приволокла с собой кучу прихлебателей, только вчера "из грязи", но у каждого есть патент, что оно потерянный или подмененный во младенчестве "князь", родовитый не менее тебя? И с этими "князьями из грязи", вроде старого больного человека он и за руку здоровался, и советовался и т. д., при этом усиленно презирая "навозников", которые с его предками бились плечом к плечу и продолжают защищать страну.
Савиньяков люблю. Очень. Очень-очень. Всех. Не понимаю, почему Лионеля объявили Леворуким во плоти - да, он жесткий руководитель, но извините, идет война, у него ограниченные ресурсы, помощи ждать не приходится, нужно быстро решить проблемы на своем направлении и идти на помощь остальным, а не ждать, когда ему пришлют подкрепление. Все эти метания а-ля Давенпорт мне напоминают момент из "Войны и мира" Толстого (простите, точной цитаты не приведу, лень копаться, поэтому не помню, от лица какого персонажа дан кусочек), когда после Бородинской битвы государь император инспектирует результат, а там раненные, умирающие, все разворочено, громко стонет умирающий солдат (а чего ему еще делать-то, поэму цитировать?) и этому солдату император, прижимая к лицу надушенный платок говорит "Ну тише, тише", подразумевая, что тут кровью и порохом воняет и на парад совсем не похоже. Можно еще вспомнить Великую Отечественную, заградительные отряды, штрафбаты и штыковые атаки с одной винтовкой на 10 бойцов - и ничего, не вопили Жукову: "Упырь!", шли за ним, понимая, что помирать и так, и так придется, но лучше умирать, убивая врага, а не сдавая ему Родину.
Эмиль - классический гусар, за что и любим, ну а Арно... Тут я начинаю мурчать и мяукать, как Гудрун, облакавшаяся настойки кошачьего корня, сидя на руках у Фельсенбурга и завидевшая Вальдеса.
От приддоньяков угораю, как Вы уже, наверное, поняли. Противоположности должны притягиваться, дополнять друг друга и сплавляться в одно целое (если вас смущает пейринг, то хотя бы в дружбу)
Кстати, чуть не забыла про легендарного Белого Мориска. Он был блондином, как Савиньяки или же грешил любовью к белым штанам, как небезызвестный любитель разумных вдов и древнегальтарских ритуалов? Или просто рано поседел, но целиком, а не как Иноходец - местами? Если дело в штанах, то для военачальника, проводящего время в действующей армии, к тому же, во время боевых действий, это... м-м-м... непрактично. Понятно, что он не сам будет все это стирать, но другие родовые цвета (особенно черный и алый) как-то более уместны. А то в тех условиях (холодная вода, отсутствие отбеливателя и стиральной машины) ему с собой отдельный обоз со шмотками надо было таскать, чтобы прилично выглядеть перед началом сражений, на офицерских советах и принимаю капитуляции противников.

2015-08-26 в 16:46 

рокэалвалюб
У Анри-Гийома быдо два сына.
Руперта выдает недриксенская брюнетистая внешность, даже Арлетта отметила на предмет неверности жен Фельсенббургов. Так что да, пара Руппи— кровный вассал. Кроме того, Руппи и Луиджи не кормчт астеру, это она кормится в других местах и кормит их, зачасткю с летальными последствиями для окружающих, см. нарадение на Руппи, когда астера вытянула силы из «пищи», чтобы спасти его и вылечить. Аналогично ФУЛЬГА, не найери, спасла ценой своей жизни, выпитых Вицы и Балажа, ослабленных Дика и Альдо, спасла такой высокой ценой Робера.

2015-08-26 в 16:50 

рокэалвалюб
Навозники, Манрики и Колиньяры захотали перераспределения собственности, навозники были никем, агрессорами, вторгнувшимися с Франциском на деньги дриксенцев. Другое дело, что завоевав Талиг, Франциск своих банкиров и нанимателей кинул.
Далее, Алиса была законной королевой и после смерти мужа законной регентшей, а Эпине законно сидел в регентском совете.
Это Алваро и Диомид устроили незаконный госпереворот и сослали проигравшего Эпине в провинцию.

2015-08-26 в 16:53 

рокэалвалюб
Савиньяк собирался заражать здоровых людей и если они заболеют, убивать их.
Т.е. без него эти люди имели шанс пережить Излом и умереть стариками в окружении детей и внуков. Он их собрался убить.

2015-08-26 в 17:02 

рокэалвалюб
Ойген чувствовал лед, иначе откуда ему знать, что его чувствует Валя. У него вымерли братья.
Смерчь зацепил Валю умеренно, так как Жермон и Ойген словами выразили обеспокоенность за Валю. Они не выражали словами обеспокоенность «Армию же зацепит! Хочу, чтоб НАШУ армию смерч в воздушном и в водяном проявлении не трогал!» за всю армию. Это как кровная клятва. Нужны слова.
Если Ойген и Жермон не Повелители, откуда смерч и почему у Ойгена и Жермона пошла кровь?
Ойген потомок Юстиниана Придда, закрутившего с бергершей.
У Вали два живых брата, он уже не Повелитель. И сестры его живы.
Бешенность Вальдеса объясняется избыточным контактом с астерами в силу его пребывания в Хексберг из-за профессии моряка и исторически сложившемся избытком астер в Хексберг.
Бергеры переманили часть дриксенских астер к себе, воспользовавшись загрязнением Дриксен истинниками.

2015-08-26 в 20:13 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
НеЛюбопытное созданье, у Анри-Гийома в самом деле было два сына рокэалвалюб прав: Морис и Дени (отец убиенной Магдалы) Он, без сомнения, фигура спорная, мрачная, но таки величественная. Не даром Дорак вспоминает его среди титанов прошлых времен. То, что он прикинулся сумасшедшим (а, кстати, где это? Это с чьих-то слов ведь, да?) чтобы не идти в Багерлее - понимаю. Признаться, не умираю от восторга при виде людей, радостно топающих на эшафот, когда есть надежда отвертеться и отыграться. Герцог Эпинэ явно надеялся отыграться. Как и герцог Амадеус Придд, спровоцировавший целю Малую Приддскую войну. И, кстати, не смотря на все свое "сумасшествие" и дремучую старость, Анри-Гийом еще даже очень портил кровь насевшим на него Маранам и даже как-то умудрился привлечь и собрать людей, которые потом пошли за Робером. Дл этого надо быть еще каким харизматиком: старик, окруженный сволочными родственниками, в изгнании - и пользуется уважением и поддержкой вассалов, которые, на минуточку, уже 400 лет формально его вассалами не считаются.
А Робер мне не нравится совсем(((

Не говоря уже о его (предположительно) любви к Алисе Дриксенской. Кем надо быть, чтобы влюбиться в женщину, разрушающую твою страну Мнэээ. Знаете, я по этому вопросу имею совершенно иное мнение. был влюблен Анри-Гийом в королеву или нет - дело не наше))) да и не важное. НО. Я вот как раз считаю, что Алиса Дриксенская вполне могла стать в Талиге кем-то вроде Екатерины Великой (тоже противной иностранки-немки))). Она отлично видела, что в стране явный дисбалланс во власти. Что огромную роль играют, по сути, иностранные самостийные правители - кэналлийцы и ноймары. Что это не нравится и не может нравиться части дворянства. Между прочим, она не предлагала ничего страшно-ужасного. Анаксия без Ракана, как я понимаю (потому что едва ли королева Талига да еще при живом Франциске-короле могла иметь в виду что-то иное) предполагала равноправный (!!!) союз исторических анаксий-провинций под эгидой правящей династии Олларов. И чем плохо? Но кэналлийцами и ноймарам (Алваро и Диомид - Штефан Ноймаринен) это, понятный пень, не понравилось. Потому что их владения были бы лишены привилегий или вынуждены существовать с Талигом на каких-то иных условиях. Караул, грабят, как говорится. В свое время про это все очень интересно писал человек Xrenantes - хотите, поищите у него в дневе.
И, да - +1 к рокэалвалюб, Далее, Алиса была законной королевой и после смерти мужа законной регентшей, а Эпине законно сидел в регентском совете. Это Алваро и Диомид устроили незаконный госпереворот и сослали проигравшего Эпине в провинцию. Если коротко.

По части Лионеля я полностью поддерживаю рокэалвалюб. Полководец, который губит армию, не полководец, а живодер. Особенно если он это делает так, как намерен поступать Савиньяк. На счет вопили или не вопили Жукову "Упырь" мы не знаем - подозреваю, что и вопили - не надо романтизировать Великую Отечественную. Мой дед - участник войны - отзывался о Жукове исключительно плохо. При том, что он не был тем пехотинцем, которого сей маршал складывал в основание своих успехов, как грязь. Что говорил пехотинец можно предположить((. Проблемы при недостаче ресурсов решаются напряжением ума, а не забрасыванием врага человеческими трупами.
Против Эмиля решительно ничего не имею - милый человек, по всему ординарный кавалерийский командир. Люблю наполеоновского Мюрата, но как-то с ним Эмиль все-таки не параллелится, хоть я пробовал. Увы. Труба, кмк, по-ниже.
К Арно я не отношусь никак. Неплохой, в общем, парнишка. Пейринги меня не смущают совершенно и вообще - если они обоснованы и что-то как-то объясняют или дополняют в сюжете, а не просто ах-ах два красивых мальчика целуются)))) Но рядом с Валентином я его вижу не более, чем приятелем. Ну, или, как хорошо как-то заметил один мой знакомый)) "Арно будет считать себя другом Валентина"))) А вот Валентин его своим другом - вряд ли. Противоположности такого рода редко уживаются рядом долго. Они друг другу тяжелы эмоционально.

Кстати, чуть не забыла про легендарного Белого Мориска. Он был блондином, как Савиньяки или же грешил любовью к белым штанам, как небезызвестный любитель разумных вдов и древнегальтарских ритуалов? А вот ХЗ. Не знаю. Подозреваю, что грешил любовью к белым штанам)))), потому как, в примечании к ЛП сказано, что Рене Эпинэ был прозван Белым Мориском за горячий нрав и пристрастие к белому цвету.
А то в тех условиях (холодная вода, отсутствие отбеливателя и стиральной машины) ему с собой отдельный обоз со шмотками надо было таскать, я сильно вас разочарую, если скажу, что в те времена примерно так и было? Полководцы не редко таскали за собой обоз со шмотками))) а также походными шатрами, кроватями, любовницами)), парадными доспехами на случай принятия ключей от городов и т.д. Ну, а если принять, что маркиз Эр-При (Рене был тогда еще наследником) бы прост и неприхотлив, как Суворов или Фридрих Великий, то на случай постирки порток у него имелись слуги и денщики)))).

рокэалвалюб, Ойген потомок Юстиниана Придда, закрутившего с бергершей. кто сказал и где? :) Почему Юстиниан увел кровь Повелителей из семьи? Судьба у изменителя герба сложная)), но он должен был хорошо понимать, что вторит и зачем. И, вероятно, отслеживать судьбу своего истинного наследника. Потомки которого должны наследовать черты Унда. Которых у Ойгена нет.
Видите ли... Для меня вещи, которые не очевидны в тексте произведения - т.е. в самой книге - не существенны и являются фаноном. Автор может рассказывать своим друзьям что угодно. Друзья автора и читатели могут спорить о чем угодно и стрить любые версии. Но пока это как-то разумно не разложено в тексте относиться к этому серьезно трудно. Будет разложено - я вздохну, покиваю... скажу себе, что все фигня и не правда, я знаю лучше и буду строить свой фанон. Но ПРО СЕБЯ и никому не показывая)). Я пока что не вижу там серьезного подтверждения повелительства Райнштайнера. Отнюдь не потому, что я его терпеть не могу))) Ариго я очень даже люблю - но тоже категорически не понимаю, каким образом он в Повелитель Ветра выбился. И вот тут соглашусь с НеЛюбопытное созданье - с её критикой "попыток возвести в Повелители".

URL
2015-08-26 в 22:31 

рокэалвалюб
На ЗФ. То ли Юстин, то ли сын Юстина.

2015-08-26 в 22:46 

рокэалвалюб
Этот тот Придд, который сделал сына с бергершей, потом у него было два сына с женой, потом она будучи в браке изменила с кровным вассалом и родила сына, считавшегося сыном мужа. От сына бергерши пошли Райнштайнеры, двоих сыновей мужа и жены прикончил Абсолют, сын жены и любовника-вассала стал считаться герцогом Пенья по фамилии, будучи вассалом по сути.
Т.о. Придды и Альдо - эории.
На ЗФ также есть версия, что Придды после ухода Повелительства на сторону уже не эории, т.е. Эктор и Альдо не эории, то, что Альдо что-то чувствовал, так это Альдо— известный выдумщик, а кровное вассальство пришло к Приддам уде после Франциска Первого, когда какая-то герцогиня изменила мужу.
Учитывая, что Юхан уже главный Борн, и есть Рафиано, существует гипотеза, что какая-то герцогиня Придд изменила с каким-то Варзовом, и этим и объясняется бездетность нынешнего Вольфранга фок Варзова.
Против наблюдение, что Альдо и Валя похожи, только Валя лед, а Анести иАльдо желе.
Еще была такая идея, что эории могут мимикрировать под свой народ,т.е. Алвы-Раканы до Оставленной-Октавии все черноволосые брюнеты, Райнштайнеры мимикрировали под бергеров.
Еще звоночек на Олафа - Роберу в ЛП снилась гигантская волна, которая могла символизировать его встречу с Райнштайнером.
С другой стороны в КНК Роберу снился с ним,Альдо, Рокэ и Агдемаром и сыном Агдемара.
Видимо, в первоначальной концепции Альдо был Повелителем, Агдемар и Лисенок-Повелителями Ветра.
Что удивляет, на Олафа звоночки сливаются в колокольный набат, но на ЗФ твердо сказано, что это совпадение.

2015-08-27 в 00:11 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
рокэалвалюб, На ЗФ. То ли Юстин, то ли сын Юстина.
У бергеров был Юстиниан - тот, который сменил герб с серебряного сердца на Спрута. Более по этому поводу в Приложениях не написано ничего.
Этот тот Придд, который сделал сына с бергершей, потом у него было два сына с женой, потом она будучи в браке изменила с кровным вассалом и родила сына, считавшегося сыном мужа. От сына бергерши пошли Райнштайнеры, двоих сыновей мужа и жены прикончил Абсолют, сын жены и любовника-вассала стал считаться герцогом Пенья по фамилии, будучи вассалом по сути.
Т.о. Придды и Альдо - эории.
- Вот откуда вся эта красота? Этого нет ни в одной книге и ни в одном Приложении (я их, блин, скоро буду близко к тексту знать :alles: ) Это все с ЗФ, что ли? Признаться, таких попыток натянуть козу на баню я давно не видывал. ))))
На ЗФ, оказывается, уже успели этого (или не этого, а кого-то еще Юстиниана)))) скрестить с бергершей! А его жену - с кем-то там еще! Я бы еще, пожалуй, на последок скрестил этого герцога с какой-нибудь сенной девкой - чтобы пустить боковую ветвь. Ну, чтобы было интереснее)))))
рокэалвалюб, этак и мы с вами САМИ вполне можем вот тут прямо не слезая с комментов, приДДумать Приддам какую-нибудь замечательную историю рода. Чем мы хуже людей с ЗФ? На мой вкус мы даже лучше))))
Спасибо вам. Вы сделали мне с этой реляцией с ЗФ вечер))))))

URL
2015-08-28 в 15:31 

Доброго времени суток!
Louis Lorraine, рокэалвалюб, спасибо за разбор моих размышлений, это для меня важно. Сразу ответить не смогла, т. к. полезла в канон, а он, прямо скажем, немаленький.
С Вашего позволения, начну с меньшего и буду продвигаться по нарастающей.
1. Спасибо за напоминание о Дени Эпине – в тексте он мелькает пару раз, я прочитала про него и благополучно забыла, решив, что Магдала была дочерью Мориса и Жозины. Вот теперь нашла упоминание о нем и задумалась, а как же он умер, ведь в восстании Эгмонта участвовали только Морис и его сыновья, без дядюшки.
2. Белый Мориск, действительно, любил белый цвет, просто я надеялась, на проявление в нем черт прародителя (вдруг я пропустила этот момент?).
3. Откуда взялись дриксенские астэры, перебравшиеся в Хэксберг после появления в Эйнрехт скверны? Ссылку, пожалуйста.
4. Я, все-таки, придерживаюсь мнения, что Арно и Валентин прекрасно поладят. Как только Арно прекратит относиться к Валентину предвзято (вернее, уже прекратил, учитывая извинения), он сможет и с ним общаться, благо, опыт взаимодействия с закрытыми личностями у него есть – любимый старший брат. Валентин же в его лице может получить то, чего лишился с гибелью Джастина. Так что, как минимум, крепкую дружбу я вполне себе вижу. По поводу того, что «такие противоположности тяжелы друг другу» - посмотрите на Ойгена и Жермона. Никого не напоминают?
«— Теперь ты улыбаешься, — не преминул отметить Ойген. — Чему?
— Думаю, что бы ты сказал двадцать лет назад мне. Я только и делал, что петушился.
— В юности я также бывал несдержан, — торжественно объявил барон. — Вряд ли я стал бы тебе хорошим советчиком. Не исключаю, что у нас произошла бы дуэль». Сердце Зверя. Правда стали, ложь зеркал.
5. Псевдобезумие Анри-Гийома.
«Эпинэ тошнило от Агариса и эсператистского гостеприимства, но в Талиге он был вне закона. Ему еще повезло — братья и отец мертвы, дед уцелел, лишь разыграв старческое безумие, владения Эпинэ переданы в управление дальнему родичу. Альбин — полное ничтожество, а его жена заживо заест кого угодно. Амалия — урожденная Колиньяр, потому-то Эпинэ и досталось Альбину. Бедная матушка вынуждена сидеть с этой тлей за одним столом и слушать его нытье и поучения корчащей из себя хозяйку Амалии. Колиньяры своего не упустят… Проклятые «навозники»!» Красное на красном.
«– Я… Я не смогла вас остановить, – прохладные пальцы коснулись его подбородка, заставляя поднять голову. Робер узнал это прикосновение и вздрогнул, лишь сейчас осознав, что он дома. – Должна была, но не смогла. Я слишком… слишком стала тенью Мориса. А Морис был тенью отца.
Грешно винить мертвых, но как я могу простить, Ро? Эр Гийом убил моих детей. И своих тоже. Эр Гийом, и никто другой… Мы жили под одной крышей, я и убийца. Ро, он так ничего и не понял, он ненавидел Олларов, Дорака, Алву, а я ненавидела его!..» Лик Победы
Выживать – это хорошо. Выживать, отправляя на смерть все новых и новых «восторженных патриотов», не нюхавших пороху, как то же Сэц-Ариж, уничтожив своими руками своих же детей – подлость. Почему он не заявил во всеуслышание, что сына и внуков он сам отправил к Эгмонту, они ни не были фанатиками, но подчинились главе рода? Да, он подписал бы себе смертный приговор – но тем самым он мог вытащить Робера из Агариса, сняв с него обвинения и вернув его домой, к Жозине. Да и автоматически отпали бы претензии Маранов на титул и земли.
6. Малая война в Придде, спровоцированная Амадеусом Приддом. Кем надо быть, чтобы сдавать свою страну?
7. «Жермон не ответил, и разговор прервался — обсуждать весеннюю кампанию, когда кто-то, рискуя собой, бежит по тронувшемуся льду, не мог даже бергер. Ойген внимательно следил за разведчиком, время от времени удовлетворенно кивая. Один раз барон подался вперед, словно собираясь крикнуть, но тень резко метнулась в сторону и взмыла в длинном прыжке. Райнштайнер повернулся к собеседнику.
— Этот человек переправится благополучно, — объявил барон непререкаемым тоном. — Он знает, как ходить по льду, и чувствует реку. Его следует поощрить». Сердце Зверя. Том 1. Правда стали, ложь зеркал.
Ойген – опытный военный, не раз ходивший в разведку, в том числе, и по льду. Он знает, как это нужно делать, видит, как идет Валентин и не находит в действиях последнего ошибок, только и всего. Это сродни высказываниям «он чувствует оружие», «чувствует ситуацию» и т. д. Ниже приведен пример такого «чутья» и его отсутствия.
«Альдо был чудесным парнем, но наездник из него, на взгляд Иноходца, получился посредственный. В седле принц держался крепко, но руки у него были дубовые, и он не чувствовал лошадиного рта, без чего, по глубокому убеждению Робера, ни одной приличной лошади не выездишь. К несчастью, сам Ракан ставил свое мастерство очень высоко, полагая главным достоинством всадника уменье гонять сломя голову и не мытьем, так катаньем заставлять коней подчиниться. Робер боялся, что рано или поздно Альдо нарвется, но поделать ничего не мог, разве что выбрать другу лошадь без вывертов». Красное на красном.
Не будете же Вы утверждать, что Иноходец чувствует лошадей только потому, что они у него на гербе? Более менее такое чутье может заменить опыт, но Альдо учиться не хочет, полагая себя совершенством, а Валентин учиться любит.
8. Лауренсия-фульга, действительно, спасла Робера, пожертвовав собой и вынужденно «выпив» Вицу и ее жениха. Это в тексте есть, полностью согласна, как и то, что Ричард тоже подвернулся, но его спас «мимокрокодил во сне» Рокэ. Так же в тексте есть, что Лауренсия-найери закрутила роман с Робером. Она спасла его в горящей обезумевшей Олларии, выпив Сэц-Арижа, Марианну, Карваля и, кажется, кого-то еще. Так много жертв понадобилось в том числе и потому, что она собой, в отличии от фульги, не жертвовала, да и огонь не ее стихия. После она стала приходить к Роберу во снах в образе Марианны. Через некоторое время пересеклась с Марселем и, разговорившись с ним, сказала, что хочет Робера для себя, т. е. он стал избранником астэры. Тут же она оговорилась, что вернет Марселю то, что взяла в благодарность за то, что он ее выслушал и посоветовал более не обманывать возлюбленного чужим лицом, а постараться завоевать его сердце в своем обличье. И добавила, что Роберу вернуть уже не может, т. к. он давно с ней.
«– Он счастлив. – Черные волосы светлеют, распрямляются, извиваются овражным туманом. – Он счастлив и будет счастлив, когда вы канете в воды без дна…
– Он повесится, как только узнает о Марианне! – рыкнул Марсель, понимая, что Зоя в сравнении с некоторыми – кладезь ума! – Робер верит, что ты – его сон о любимой женщине, причем она в это время тоже спит и видит его. А она умерла – это-то ты можешь понять?! Умерла, остыла, канула в воды, а он ждет, будет ждать и жить, пока не узнает. Дальше вряд ли…
– Зачем? – У нее еще и глаза зеленые! – Зачем ему знать?
– Затем, что он хочет быть с Марианной все время. Вместе, в горе и радости, детей хочет, до́ма хочет, стареть хочет.
– У него не будет детей… Уже не будет, его дети стали его жизнью, его молодостью, его снами. Волна спела Молнии, Молния упала в Волну, он дважды мой, он будет жить долго, он будет со мной…
– Если поймет, что жил с оборотнем, он от тебя сбежит. В лучшем случае в целибат, в худшем – к своей баронессе в какой-нибудь Рассвет. Ну зачем ты к нему прицепилась?! Вокруг столько кавалеров, которым что ты, что птице-рыбо-дура, что Лиза какая-нибудь, без разницы!
– Он мне нужен! Я выбрала…
– А он тебя нет! И пока не прекратишь корчить из себя Марианну… ту, кого он любит, ты ему нужна не будешь. Ты-то сама на кого похожа?
– Я такая, – очень светлые, очень розовые губы тронула смешанная с плачем улыбка, запахло лилиями и водой, – такая…
Лицо, волосы, плечи, грудь с нежными сосками, талия танцовщицы, бедра и… Не птице– и не рыбо-, а змея, впрочем, это красиво и очень по-гальтарски! Коко точно пришел бы в экстаз… Любопытно, Умбератто это живьем видел?
– Тебе нравится, ты любуешься. Ты понимаешь, что я красива.
– Ты прекрасна… Вот и приходи к Роберу такой, только с ногами, хвост он точно не поймет. Пусть думает, что это сон, и пусть этот сон ждет. У тебя не так много времени, даже если графиня… та, что видела женщину Робера мертвой, задержится, он начнет догадываться. Когда к зиме не будет ни письма, ни известий, поймет, а дальше зависит от тебя. Если хочешь его получить, сделай так, чтобы он ждал и хотел именно тебя. Пусть не душой, телом, ты же его знаешь.
– Знаю… Хорошо, что ты меня видел, хорошо, что ты мне сказал. Иди ко мне, я верну что взяла… Не бойся, я благодарна, и меня мало, чтобы отобрать у тебя твое продолженье. Все решила Молния, она была второй, я только подхватила…»
Робер стал бесплодным, получив взамен силу, молодость и долголетие. Так что в предыдущем посте я допустила ошибку: вероятность получения нового Повелителя Молний – сына Робера не возрастает и даже не убывает – она нулевая. О кормежке речи не идет, тут, скорее разновидность обмена энергиями.
У Фельсенбурга тоже роман с астэрой, но я нигде не могу найти места, которое бы указывало на то, что она его как-то «кормит». Оберегает – да, но ведь он ее избранник. Развлекается с ним – да. Меняет мировосприятие – тоже да. Кормежка? Нет.
Рядом с Луиджи вообще астэр не упомню. Если Вы считаете иначе, пожалуйста, укажите, где это в тексте.

2015-08-28 в 15:31 

9. рокэалвалюб, прошу не считать это личным выпадом, но, как я указывала выше, все, что не прописано в книгах, т. е. в каноне, я не принимаю в расчет – это домыслы. Даже если автор высказывается на какой-нибудь литературной встрече или у себя на форуме – это фанон, до тех пор, пока не войдет в книгу (в конце концов, никто не мешает автору сделать фанон каноном, вплетя в сюжет читательский предположения и предложения). На форум даже к самой Камше не заглядываю принципиально, равно как и в ОЭ-голик – там такого насмотришься, что потом собственное имя забудешь. Причем начинают обсуждать какую-то одну тему или персонажа и заходят в такие дебри, что если просто посмотреть, с чего начали и к чему пришли (без промежуточных этапов), в жизни не додумаешься, как это можно связать.
Один пример. Однажды попала на форум по ссылке с Обзоров, на обсуждение гибели Джастина. Традиционно туда приплели всего и вся.
И то, что алые перья на шляпе Джастина, когда он бросился под пули в Торке, символизировали его любовь к Ариго, но не к Катарине, а к ее брату (не помню, Ги или Иораму) – дескать, гайифский грех имел место быть, но не с Вороном.
И то, что его убила сумасшедшая старшая сестра. Тут заспорили, кто – Ирена или Габриэла, договорились, что наследника вызвали домой, чтобы решить, что делать с ненормальной, он даже не знал о недуге, но сестрица «решила» все сама, а после гибели старшего поколения в Багерлее некому было предупредить Валентина и Августа.
Самой фантастической находкой была следующая. Как известно, Габриэла была младше Карла Борна. Кто-то предположил, что сговорили ее еще девочкой, потом она влюбилась в жениха и «у них все было», не дожидаясь свадьбы. Все бы ничего, но Габриэла забеременела. Родители подумали и нашли выход. Сына-первенца с чертами Приддов оставили в семье, объявив наследником, а дочку с чертами отца (уже нехило, в каноне дети наследуют внешность отца-эория) передали, нет, даже не Борнам – Ариго, выдав за дочь Каролины. Так что получилось, что Юстиниан и Катарина, мало того, что родные брат с сестрой, но и Габриэла их мать!
Шли годы, дети росли, их родители поженились и никому никогда ничего не говорили о той «маленькой шалости».
Катарина вышла замуж, Джастин как наследник рода был представлен королевской чете и стал вхож во дворец еще будучи оруженосцем. У них закрутился роман, дети Катарины были рождены… от брата! Когда в Васспард пришло письмо, герцогиня поняла, что свершился инцест, «обрадовала» сына, он, в ужасе от содеянного самоубился.
Фанфик с таким сюжетом, буде он хорошо прописан, я бы с удовольствием почитала, но притягивать это в качестве обоснуя канона… Увольте.
Думаю, приведенный пример достаточно ярко иллюстрирует все эти «изыскания Абсолюта».
10. Несколько цитат.
а) «Заминка, мгновенная, но заминка, затем горная лошадка двигается с места. Полковник скалой высится в седле, он напряжен до предела, а Грато уже замер перед перечеркнувшей тропинку тенью. Пара мгновений, и Лауэншельд остановил лошадь у той же темной полосы. Савиньяк резко и красиво вскинул голову, и Давенпорт вдруг вспомнил, что Леворукий у гаунау черноглаз. Маршал появился перед парламентером с непокрытой головой не случайно: это было даже не намеком – предупреждением. Иначе Проэмперадор Севера отослал бы Сэц-Алана правой рукой». Сердце Зверя. Шар Судеб.
б) «Местные жители смотрели на талигойца с легкой оторопью. Вариты вопреки церковным канонам полагали Леворукого черноглазым, что было вполне объяснимо. Зеленых глаз по эту сторону Торки слишком много, чтоб их бояться. Видели б сии добрые эсператисты святого Адриана, как его рисовали при жизни!» Там же.
в) «Волосы и борода Хайнриха, будь они покороче, вполне сошли бы за медвежий мех, а голос отлично сходил за рык». Там же.
г) «– Скажите, – желание рассказать хоть кому-то и о подвиге, и о подлости стало неистовым, – скажите, у вас в Талиге есть мерзавцы?
Глаза виконта вспыхнули. Черные глаза, очень светлые волосы, на левой щеке родинка… В прошлом круге за такое в Эйнрехте жгли.
– Мерзавцы в Талиге есть, – вряд ли виконт из рода Савиньяков осознавал, что похож на демонское отродье, – и один вчера свалился нам на голову. При случае я вам его покажу». Зимний Излом. Яд минувшего, часть 2.
Эти цитаты показывают, что среди варитов, ставших родоначальниками дриксов и гаунау темноволосые все же были. Не сказать, что каждый второй, но и не так редко, чтобы на улице на них оглядываться. Были светлоглазые и темноволосые (Руперт, кстати, не брюнет, а шатен, как и Придд), были и светловолосые и светлоглазые. Постепенно привыкли даже к темноволосым и темноглазым талигойцам и каданам, но вот сочетание, характерное для Астрапа и Савиньяков стало для них действительно шоком. Так что ссылку на внешность фок Фельсенбурга я не принимаю. Просто темноволос и сероглаз – ну так давайте считать, что он еще и к Скалам какое-то отношение имеет. Нет характерных черт этих семей, помимо цветового сочетания (так сказать, фамильного носа или наследственного прищура).
«К регенту преисполнившаяся воспоминаний графиня вошла, предполагая что угодно, но не встречу с молодым человеком. Стройным, темноволосым, очень красивым и, на первый взгляд, серьезным, только вот светлые глаза отчего-то казались шалыми.
— Сударыня, — представил регент, — перед вами Руперт, граф фок Фельсенбург. В будущем он обещает стать одноименным герцогом. Если его предварительно не повесят и не зарежут.
— Благодарю вас. — Фельсенбург наклонил голову, на мгновенье напомнив Глауберозе. — Адмирал цур зее Кальдмеер вполне здоров.
Вопрос графу не понравился, но почему? Обычная вежливость требует обмена любезностями, не о брошенной же ради опального начальника родне спрашивать?
— Вы приехали быстрей, чем я думала. — Арлетта сощурилась. При ближайшем рассмотрении Фельсенбург казался чуть старше и еще красивей, правда, на северянина не походил совершенно. Впрочем, это было дело герцогинь фок Фельсенбург.
До недавнего времени к незаконности всяческих потомков графиня относилась с равнодушием. История с Жермоном превратила ее в ядовитую змею, но этот Руперт наверняка был честным герцогским сыном, да и не подданным Олларов коситься на потомков бастардов».
Сердце Зверя. Синий взгляд Смерти. Рассвет.
Арлетта всего лишь перебирает варианты, но отмечает, что фамильные черты Глауберозе присутствуют.

2015-08-28 в 15:34 

11. Лионель Савиньяк. Где именно он губит армию?
а) В сложившихся на начало похода условиях выбора у него особо не было, пришлось идти и побеждать. Да, было тяжело, но он все-таки не загнал армию вусмерь. Я не призываю Вас возлюбить маршала, но будем справедливы – он не бездарь Фридрих, и не Адгемар, ради своей цели перемоловший собственное войско. Армия устала – да, но при этом они победили. И нигде нет ни слова о том, что солдаты падали на марше и умирали от истощения и усталости, как побитые войска Наполеона на обратном пути из Москвы. Да и не будут солдаты любить и восхищаться командиром, называя его «наш», если он их телами врага закидывает.
«— Мой маршал…
— Отставить, Ролан. Сейчас наш бергер даст сигнал. Я тут с тобой и твоими ребятами немного пройдусь…
За полковника ответили горнисты. Айхенвальд не мешкал.
— Это нам, — кивнул маршал. — Несколько сот шагов до реки. Сущий пустяк, не правда ли? В сравнении с тем, что мы уже прошли…
Столичная осанка, гвардейский, с иголочки, мундир, еще не знавший боя. В отличие от хозяина… Лионель Савиньяк был торским корнетом, капитаном, полковником. Отец говорил о нем, хорошо говорил, но до этого часа Чарльз не связывал рассказы об отчаянном офицере с надменным начальником». Сердце Зверя. Правда стали, ложь зеркал.
Вам это не напоминает Суворова, съехавшего с Альп вместе со своими солдатами на заднице? Да, Лионеля не назовешь душой компании, однако, для этого основания у него имеются. Но долг он свой знает и исполняет.
б) «Рудольф переехал в Тарму, собрался форсировать Хербсте и ждал от маршала Савиньяка мыслей на сей счет, но маршал Савиньяк не сомневался: затея невыполнима, и отнюдь не из-за Бруно, как бы тот ни поумнел и ни осмелел. Золотые земли самое малое с двух концов пожирала чума, это было очевидно варварам, но не человеку с цепью регента Талига. Когда-то Рудольф, Вольфганг, Сильвестр, Бертрам с дядюшкой Гектором высились несокрушимой всезнающей стеной, за которой резвился молодняк. Это чувство пережило мятежи Борна и Окделла и рухнуло от ерунды». Сердце Зверя. Синий взгляд Смерти. Полночь.
Этот фрагмент, как мне кажется, очень хорошо характеризует ситуацию. Лионель ясно ощущает, что у него не стало или вот-вот не станет той поддержки, что была всегда – ее время ушло и он сам, вместе с соратниками должен стать такой поддержкой. Это тяжелое бремя, но ведь он готов принять его, нести и отвечать за свои решения.
в) По поводу заражения здоровых и убиения их же.
«– Что Эйнрехт и Оллария больны одной чумой, но если б заболевали все, вразумлять Рудольфа было бы уже незачем. Те, кого гнало вон из Олларии, в большинстве своем не просто здоровы, они чуют нечто скверное и не желают иметь с ним дела. Ты говорила о поездке Эпинэ, да и сама видела заколоченные дома, но чтобы все бросить и заставить домочадцев уйти, нужен характер. Я прочел записки этого Шабли… Теперь не проверить, но я почти уверен, что его зять-перчаточник ушел.
– И будь его семья цела, увел бы и ее?
– Вот именно. Я правильно понял, что первым взбеленилось пришлое ворье, потом – церковники и лишь затем пошло по всему городу?
– Ты видишь в этом какой-то смысл?
– Пытаюсь. Если судить по Шабли, зараза липнет к тем, кого обычно сдерживает страх, но преступнику, чтоб обнаглеть, нужно меньше, чем добропорядочному мэтру. Часть страха он перешагнул, когда брался за свое ремесло. Ворью требовалось лишь выползти днем и замахнуться на местных. С церковниками сложнее… Они оказались слишком близко к зелени, которая до поры до времени оставалась в пределах Нохи. Эта дрянь па́рила, как болото в жару, город дышал ядом, но плескались в нем только церковники. Не подвластными злу ангелами оказались далеко не все… Очень надеюсь, что в наших северных армиях доля ублюдков если и больше, то ненамного.
– Ты уже решил, что с ними делать?
– Возможно. Я жду Уилера…
– А зараза, как мы убедились в Фарне, уже за Кольцом.
– Среди беженцев не могло не оказаться трусов, тех, кто привык сидеть под каблуком. Мужа, жены, родителей, хозяина… Они несут чуму, но сами, пока не окажутся в стае, будут по привычке слушаться и помалкивать. Управляющий Маркуса посидел с таким в трактире и отправился домой. Не попадись поганцу одинокая девушка да еще самой опасной для него внешности, он походил бы на человека, пока не глотнул еще или не оказался среди таких же уродов.
– Левий с Бертрамом должны это понять и без наших писем. Разве что отослать им духовные красоты Шабли…» Сердце Зверя. Синий взгляд Смерти. Полночь.
Здесь нет речи о заражении здоровых – напротив, он рассуждает, как этих здоровых оградить и защитить от пока невыявленных зараженных, которые, если и не инфицируют окружающих, то могут просто-напросто устроит резню (вспомним тихоню-Шабли и убийцу кардинала Левия).
Это жесткое решение, даже жестокое, но в Золотых Землях уже не эпидемия – пандемия. У них осталось совсем мало времени: резать приходится по живому, ибо Кэртиана – вся! – загибается от гангрены и местами уже гниет заживо.

2015-08-28 в 15:35 

12. Франциск Оллар и навозники, а так же примкнувшие к ним представители старой аристократии.
Немного выдержек о том периоде.
«За двадцать лет в Гайифе, Уэрте, Талигойе, Приморских герцогствах и Дриксен было казнено, заключено в тюрьмы и сослано на рудники и галеры более ста тысяч человек, в подавляющем большинстве из числа зажиточных торговцев, мастеров и сьентификов. Следующим шагом Клеменция стал эдикт, направленный против части дворянства, «почитающего своими предками демонов». Эсперадор предпринял попытку вторгнутся в Талигойю, но был остановлен дружинами герцога Эпинэ. Потерпев неудачу, Клеменций принял предложенную императором Гайифы и королем Уэрты помощь и начал деятельно готовиться к войне с еретиками, но скоропостижно скончался.
Новый Эсперадор Винцент из ордена Знания перешел к политике увещевания и удовлетворился клятвой в верности эсператистской церкви, публично принесенной королем Эрнани Раканом и его вассалами. Это вызвало неодобрение адептов Истины и Чистоты и недовольство Гайифы и Уэрты. Винцент отступил, потребовав от Эрнани допустить в страну орденских проповедников и следователей.
Талигойский король, несмотря на протесты высшей аристократии, дал свое согласие, и страну (за исключением Кэналлоа и Эпинэ) наводнили адепты ордена Истины и Чистоты. Их деятельность вызвала стихийные возмущения, направленные как против пришельцев, так и против короля. Ситуацией воспользовался бастард марагонского герцога Франциск Оллар, вторгшийся в Талигойю с севера. Агарис направил в лагерь марагонца своих легатов.
По свидетельству эсператистских хроник, целью миссии было призвать марагонца к покаянию и вынудить под страхом отлучения от церкви покинуть пределы Талигойи. Франциск же утверждал, что послы предлагали свое посредничество в разделе Талигойи с Гайифой и Уэртой и признание и благословение Эсперадора в обмен на перенос в Кабитэлу главной резиденции ордена Истины и уничтожение старой аристократии.
В любом случае Франциск Оллар не принял предложений Агариса и продолжил победное шествие к Кабитэле».
«Круг Молний
391 – ультиматум Святого Престола о допуске в Талигойю орденских проповедников и следователей. Согласие Эрнани Ракана
392—393 – антиклерикальное восстание в Придде
394 – смута в южном Надоре
397 – «Хексбергское покаяние». В море утоплены настоятель строящегося монастыря Ордена Истины и прибывшие вместе с ним члены ордена. Маршал Придд по приказу короля подавляет бунт, но зачинщикам удается бежать в Торку и Дриксен
399 – захват Кабитэлы Франциском Олларом
– смерть Эрнани Ракана, Эктора Придда, Ружера Ариго, Рамиро Алвы, Алана Окделла
– провозглашение Олларианской церкви
– коронация Франциска Первого Оллара, короля Талига».
Эта информация из приложения к «Лику Победы», т. е. не хроники, которые пишут победители, а изложение фактов, очевидных для читателя, но возможно, неизвестных героям или превратно ими понятых.
Тут видно, что последний талигойский король (как и его многочисленные предки) сделал очень много для того, чтобы подпилить свой сук. Франциск, конечно, захватчик, но называть его агрессором, кинувшим нанимателей, мягко говоря, некорректно. Он оказался в нужное время в нужном месте и был достаточно уверен в себе, чтобы «взять на копье» страну, которую уже разрывали внутренние смуты и раззадоренные «вековыми обидами» соседи (что характерно – и тех, и тех достала спесь и ограниченность многих Людей Чести).
По поводу «навозников» - внимательно ознакомившись с теми же приложениями с биографиями, открываешь удивительную истину: эти захватчики, поднявшиеся из «грязи в князи» искренне любили свою страну и многим жертвовали ради нее.
Перечитайте «Талигойскую балладу», как Франциск вел войну. Он пришел в Талигойю как ее будущий хозяин и вел себя соответственно, рачительно. Конечно, это была своего рода пиар-кампания, но… Как в то же самое время вели себя Люди Чести? Они делали все, чтобы вызвать к себе ненависть простого народа, одни постоянные казни Эктора чего стоят. Марагонец предлагал решить дело миром, ему не были нужны жизни королевской семьи. Эрнани мог отречься и жить спокойно (что он, в итоге, и проделал, заплатив жизнями Рамиро и Алана). Тем более, король сам признавал, что былое величие изрядно пообветшало, у него нет сил тащить королевство дальше (тяжело больной человек, не будем забывать об этом), у наследничка никаких задатков. Но, ешкин кот, нам Честь поперек горла встала! А давайте все умрем во имя нее и жен с детьми и прочими вассалами с собой прихватим. Отличный план! Эрнани мог решить все бескровно до того, как Эктору вожжа под хвост попала, но слабоват оказался. Интересно, как ему потом жилось на обеспечении у Франциска, после того, как он стал причиной стольких смертей, которые потянули за собой бесчисленные заговоры и восстания?
Давно, читая легенды и сказки народов мира наткнулась в одной из них рассказ о том, как умирающий король-рыцарь поучает своего сына-наследника. Точные цитаты не приведу, но там были высказывания в том духе, что «на твоем тайном совете людей должно быть мало, а на пиру – много; в неурожайный год твой стол должен быть самым скудным во всей стране, а закрома – открыты для всех нуждающихся» и т. д. Когда-то давно подобными поучениями эории и руководствовались, но потом спесь заменила все (что Круг спустя успешно продемонстрировал Ричард Окделл, последний поросенок).
Разумеется, ниже перечислены не все, можно сказать «с рода по нитке», но дает представление о том, что люди, действительно радевшие за государство и его жителей, не стенали и не плели заговоры, а работали, как проклятые. Они сумели отойти от стереотипов и наладить контакт с теми, кто своей отвагой доказал, что достоин дворянства.
Самое обидное, что к концу Круга Скал многие из тех, чьи предки защищали и укрепляли страну стали ее уничтожать. Манрики, Колиньяры, Креденьи – просто выродились, их предкам было бы стыдно и за Жоана-Эразма, и за Эстебана, и за Леопольда. Пожалуй, только Леонард мог бы рассчитывать на понимание, правда, и он, скорее всего, огреб бы за то, что не отстаивает свое мнение и во всем подчиняется отцу.
Представители другой партии – Окделлы, Рокслеи, Карлионы, Эпинэ, словно бы тоже одновременно сошли с ума и лишились памяти, отрекшись от всех достижений предков и предав их память, подвиги и мировоззрение.

2015-08-28 в 15:35 

а) Вильгельм Манрик(280—348 к.С.) – тессорий при Карле Третьем, пользовался абсолютным доверием короля. Финансовая политика Манрика способствовала превращению Талига в самое сильное и процветающее государство Золотых земель. После воцарения Франциска Второго Манрик резко выступил против вмешательства королевы Алисы в государственные дела, был отправлен в отставку и сослан в свои имения, где и умер.
б) Дени Колиньяр (386 к.М.—71 к.С.) – старший сын Себастьяна Колиньяра, маршал Талига, соратник Рамиро Алвы Младшего, маршальскую перевязь получил при взятии Агариса. В одном из сражений потерял ногу, после чего был назначен супремом. Положил конец так называемому «Заговору сов и мышей», добился оправдания заподозренного в государственной измене маршала фок Варзова, разоблачив истинного изменника. Стал символом справедливого и строгого судьи.
в) Марсель Валмон (251—340 к.С.) – генерал от кавалерии, после ранения назначенный губернатором юго-восточных земель по мере присоединения их к Талигу. Показал себя талантливым управленцем и дипломатом, получил прозвище «Медовый Капкан». В 322 году отошел от дел и переехал в свои владения, где и умер.
г) Жозе Креденьи (94—146 к.С.) – маршал Талига. Согласно договору между королем Карлом Первым Олларом и маркграфом Горной Марки Ойгеном-Фридрихом о военной помощи был назначен командором Горной Марки. Вошел в историю как «Охотник на гусей» (имеется в виду герб Дриксен, на котором изображен коронованный лебедь), выбив из Бергмарка дриксенские войска и разгромив их в битве при Шпрехау.
д) Винценце Рафиано (230—299 к.С.) – друг детства Карла Второго, после гибели Танкреда Манрика сменил его на посту экстерриора, проявил себя выдающимся дипломатом, находившем выход из самых запутанных и двусмысленных ситуаций. Фактический автор второго Золотого Договора и идеи о том, что следует говорить не о новом договоре, а о возобновлении прежнего. Умер в 299 году в Урготе во время переговоров, похоронен в Рафиане.
ж) Ги Ариго (233—267 к.С.), генерал от кавалерии. Отказался подчиниться приказу Поля Пеллота и перейти на сторону вторгшихся в Талиг дриксенских войск. Вместе с двумя гвардейскими полками и адуанами принял неравный бой, задержав продвижение противника на четыре дня. Из отряда Ги Ариго уцелело четырнадцать человек, сам Ариго погиб и уже после смерти был повешен Пеллотом вместе со своими офицерами.
з) Михаэль фок Варзов(341 к.М.—12 к.С.) – один из ближайших советников и друзей Эрнани Одиннадцатого. Вместе с Аланом Окделлом вывел из захваченной столицы королеву Бланш и принца Эркюля и сопроводил в Агарис, после чего вернулся в Талиг, спокойно въехав в столицу через главные ворота. Известно, что Франциск Оллар имел с ним длительную беседу, после чего была учреждена школа оруженосцев в Лаик.Первым капитаном Лаик стал фок Варзов. Его титулы были подтверждены, а владения расширены за счет земель Приддов. В 3 году к.С. Франциск Первый отозвал фок Варзова из Лаик, назначив пожизненным супремом Талига с правом останавливать казни. Михаэль фок Варзов до последнего дня исполнял свои обязанности. Завещал похоронить себя в Лаик, что и было исполнено, но позднее прах фок Варзова перенесли в храм Святого Фабиана.
е) Арсен Савиньяк (374 к.М.—18 к.С.) – маршал Талига, кровный вассал, друг и соратник Шарля Эпинэ. Безоговорочно встал на сторону Франциска Оллара, открыто демонстрировал свою симпатию и уважение к вдове Рамиро Алвы и ее сыну, к величайшему возмущению Людей Чести, выдал юную сестру за своего друга Готье Валмона. В 5 году к.С. граф Савиньяк, инспектировавший северные границы, перехватывает гонца из Марагоны. Герцог Адольф аур-Комбург просит сына о помощи против Дриксен. Савиньяк, не дожидаясь приказа короля, выступает в Марагону и разбивает дриксенский авангард, после чего войска кесарии уходят. За этот поход Савиньяк получает маршальскую перевязь и замок Сэ в Старой Эпинэ.В 9 году Арсен Савиньяк вместе с Валмоном подавил восстание Гонта. Известны слова маршала: «Я не желаю поворачиваться спиной к Людям Чести, потому что хочу жить, я не желаю смотреть им в лицо, потому что не хочу краснеть за свое происхождение. Значит, я буду убивать». В 17 году Арсен Савиньяк был тяжело ранен в битве при Глэнтайрте во время решающей атаки, в 18 году скончался. Похоронен в Сэ.
ё) Джеральд Окделл (148—219 круга Скал) – друг и соратник Фердинанда Первого, один из инициаторов заключения первого Золотого Договора.
Старший сын погибшего при странных обстоятель-ствах Артура Горика и Марии Тристрам получил герцогский титул и владения в 158 году круга Скал, однако всю свою жизнь подписывался «граф Горик» и сетовал, что в момент передачи титула был несовершеннолетним и не мог отказаться от незаслуженного и ненужного дара. Тем не менее вдова Джеральда Алиенора (урожденная герцогиня Придд) вопреки воле покойного настояла, чтобы на его усыпальнице выбили старинный герб Окделлов в окружении кипарисовых ветвей.
Сын Джеральда Эдвард (188—241 круга Скал), вступив в права наследования, по настоянию матери окончательно вернул в Надор древнюю символику, одновременно убрав гербы Лараков и Гориков.
ж) Джеймс Рокслей (247—299 круга Скал), прозванный «Охотником на медведей», – герой Двадцатилетней войны. После окончания Лаик Джеймс Рокслей три года служил оруженосцем Мориса Савиньяка, а затем был переведен в личную королевскую охрану. Весной 266 года теньент был вызван в Роксли к умирающей матери. Начало Двадцатилетней войны застало Джеймса, его отца и четырех братьев в их северных владениях. Граф Генри Рокслей отказался перейти на сторону Гаунау и, собрав, кого мог, заступил врагам дорогу во Внутренний Надор. Во время приграничных боев один за другим погибли братья и отец Джеймса, после чего ему пришлось возглавить северонадорское ополчение. Он сумел не только остановить продвижение войск Гаунау на подступах к Внутреннему Надору, но и отбросить их назад к границе. В 269 году Джеймс Рокслей получил полномочия Проэмперадора Надора и еще более шести лет сдерживал врага, практически не получая помощи из Олларии.
После перелома в ходе кампании и подписания Гаунау сепаратного мира с Талигом в 276 круга Скал он прошел во главе своей армии до Каданы, приняв ее капитуляцию.
В 287 году женился на семнадцатилетней Марианне Валмон. Имел от нее двоих сыновей и дочь. В 299 году умер от последствий тяжелого ранения, полученного в ходе войны.
з) Седрик Карлион (219—271 круга Скал). После окончания Лаик в 235 круга Скал был взят в оруженосцы экстерриором Талига Этьеном Эпинэ, что и определило его дальнейшую карьеру. Седрик прошел путь от советника посольства Талига в Уэрте до полномочного посла. В 256 году за поддержку алатских сепаратистов был выслан из страны. В Талиге за то же самое получил от Карла Второго баронский титул и поместье в провинции Эпинэ. Формально с 256 года – в отставке, состоял в Совете провинций, считался знатоком уэртского (с упором на алатский) вопроса, неоднократно выступая в роли неофициального консультанта короны.
Женат первым браком на Денизе Феншо (221—250 круга Скал). Сын Вильям (241—301 круга Скал) и дочь Алиенора (250—353 круга Скал).
Вторым браком в 251 году женился на Изабелле Сакаци (233—270 круга Скал), единственной близкой родственнице Балинта Мекчеи, будущего великого герцога Алата. От этого брака родилась дочь Раймонда (252—321 круга Скал) (см. ниже). В 270 году окончательно отошел от дел, в 271 умер от тяжелой болезни.
Раймонда, маркиза Сакаци, графиня Савиньяк, герцогиня Алва (урожденная Карлион) (252—321 круга Скал) – дочь барона Седрика Карлиона и Изабеллы Сакаци. В 270 году тайно покинула дом отца и вступила в брак с графом Морисом Савиньяком (207—275 круга Скал). Сын – Арно, граф Савиньяк. Далее см. приложение к «Лику Победы».
Второй брак – в 277 году с Первым маршалом Талига герцогом Алонсо Алва. Далее см. приложение к «Лику Победы».
Согласно алатским законам Раймонда получила в наследство майорат Сакаци, переданный с ее согласия во временное управление алатской короне. В настоящее время господарем Сакаци является старший из потомков старшего сына Раймонды Сакаци, то есть граф Лионель Савиньяк.

2015-08-28 в 15:36 

13. Королева Алиса, ее интриги, законность/незаконность ее притязаний и ее свержение. Была ли она благом для Талига.
Хронология и биографии.
а) Круг Скал
343 – женитьба принца Франциска и Алисы Дриксенской
344 – назначение кардинала Диомида
345 – неожиданная (!) смерть кронпринца Карла и короля Карла Третьего. Вступление на престол Франциска Второго
359 – смерть Франциска Второго
361 – представление Фердинанда Оллара. Роспуск регентского совета. Подписание Договора о Полномочиях
377 – избрание Эсперадора Адриана
380 – смерть кардинала Диомида. Назначение кардинала Сильвестра
381 – назначение Августа Штанцлера кансилльером
388 – восстание Карла Борна
390 – женитьба Фердинанда Оллара на Катарине Ариго
391 – смерть Алисы Дриксенской
393 – восстание Эгмонта Окделла
398 – представление принца Карла.
Очень странно, правда? Дриксенская принцесса выходи замуж за второго сына соседнего короля – и через 2 года супруг неожиданно становиться главой государства ввиду скоропостижной гибели государя и первого наследника.
б) Эпинэ Анри-Гийом (314—399 круга Скал) – единственный сын Мишеля, младшего сына маршала Рене, наследовал своему старшему дяде Арсену, не имевшему детей мужского пола. Неожиданная (!) гибель двоих кузенов Анри-Гийома, бывших близкими друзьями наследного принца Карла, породила весьма неприятные для Анри-Гийома слухи. Оскорбленный нелепыми подозрениями, герцог нашел понимание и сочувствие у Алисы (!), супруги принца Франциска Оллара. В 345 году Анри-Гийом в строгом соответствии с древними талигойскими традициями был посвящен в рыцари ее высочества, получив право носить ее цвета и повязывать на рукав ее ленту. Злые языки утверждали, что недавно овдовевший Анри-Гийом стал любовником принцессы, но убедительных доказательств плотской связи не существует. Во время правления Алисы герцог Эпинэ поддерживал ее во всем, обрывая любые попытки вызвать его на обсуждение августейшей четы. После смерти Франциска Второго Эпинэ возглавил регентский совет, распущенный в результате переворота, организованного кардиналом Диомидом, принцем Георгом Олларом и Алваро Алвой. С момента подписания от имени регентского Совета вдовствующей королевы Договора о полномочиях (361 круга Скал) и до конца жизни Анри-Гийом жил в родовом замке, являясь негласным лидером Людей Чести. В 392 году герцог Эпинэ настоял на участии своего сына Мориса Эр-При и четверых внуков в восстании Эгмонта Окделла. После того как Эгмонт погиб в поединке накануне сражения, повстанцев возглавил Морис Эр-При. Бой был проигран, Морис Эр-При и трое его сыновей погибли, а Робер был тяжело ранен и в бессознательном состоянии вывезен с поля боя Лишившийся семьи Анри-Гийом остался доживать свой век в родовом замке под надзором Альбина Марана. Умер в 399 году, завещав единственному уцелевшему внуку поднять восстание против Олларов и добиться отделения Эпинэ от Талига.
Я понимаю, что сам Анри-Гийом никого не травил, и не заказывал такого отравления. Но кто мешал это сделать Алисе? Она избавилась от двух верных кронпринцу людей, поощрила своего поклонника, а когда его стали подозревать – проявила сочувствие. Вуаля! Это, конечно, тоже своего рода фанон, но он, хотя бы основывается на фактах книги, а не на рассуждениях ОЭ-голика и иже с ними. Диомид и Алваро так же были товарищами и соратниками внезапно погибшего наследника.
в) После распада Золотой Империи Ноймаринен обрела самостоятельность, но герцоги Ноймаринен сохранили лояльность дому Раканов и после захвата Талигойи Олларами отказались признать Франциска законным королем. Сближение Талига и Ноймаринен началось лишь в конце царствования Франциска и было обусловлено как взвешенной и разумной политикой последнего, так и авантюрами, в которые окунулась Бланш Ракан, среди всего прочего заключившая союз со злейшими врагами герцогов Ноймаринен Дриксен и Гаунау. В 26 году между Талигом и Ноймаринен был подписан союзнический договор, скрепленный браком между наследным принцем Октавием и дочерью Георга Ноймаринен, а в 43 году круга Скал Ноймаринен на жестко оговоренных условиях вошла в состав королевства Талиг.
У них на границах перманентный военный конфликт, Ноймары закрывают собой весь Талиг. Так что было у них право на эти жесткие условии вхождения в состав королевства.
г) Алваро Алва(317—385 к.С.). Первый маршал Талига (361—379 к.С.), супрем Талига (379—385 к.С.), соратник принца Георга Оллара и кардинала Диомида. Был женат на Долорес Салине, четверо сыновей – Рамон (348—359 к.С.), Рубен (351—369 к.С.), Карлос (355—376 к.С.), Рокэ (род. 362 к.С.) и две дочери.
Внук Алонсо Алвы, соученик по Лаик и близкий друг принца-наследника Карла. Служил в Торке, зарекомендовал себя храбрым и расторопным офицером, в 342 году произведен в полковники, в 344 году – в генералы.
Один из активнейших сторонников отстранения от власти Франциска Второго и Алисы Дриксенской, непосредственный организатор и исполнитель государственного переворота на Представлении малолетнего Фердинанда Второго (361 к.С.). В 361—372 гг., по сути, содержал армию Талига на личные средства, так как казна была полностью разорена. В 376 году при Хексберге разбил дриксенский экспедиционный корпус, что положило конец так называемой «малой войне» в Северной Придде. Во время этого боя погиб сын соберано Алваро теньент Карлос Алвасете, заслонив собой маркиза Ноймара, будущего преемника Алваро на посту Первого маршала Талига.
Вопрос: почему маршал содержал армию на свои деньги? Не важно, что он мог себе это позволить – почему? Кто до такой степени опустошил казну? Посмотрите выше биографию Вильгельма Манрика – он сделал страну самой богатой на континенте, пришли к власти Франциск и Алиса – и чуть более чем через десять лет страна обнищала до того, что не на что содержать армию! Нет, категорически с Вами не согласна – она бы никогда не смогла стать для Талига местным вариантом Екатерины Великой.
д) Штефан Ноймаринен, в олларианстве Диомид (294—380 к.С.), кардинал (344—380), младший сын герцога Михаэля Ноймаринена и герцогини Шарлотты (урожденной Дорак). Друг по Лаик брата Карла Третьего принца Георга Оллара, убедившего короля возвести Диомида в кардинальское достоинство. После воцарения Франциска Второго и опалы и отставки соратников Карла Диомид пытался противостоять политике августейшей четы, но с трудом избежал смещения. Диомид публично признал свое поражение и начал готовить почву для переворота. В заговор были вовлечены герцоги Алва и Ноймаринен и принц Георг Оллар.
После падения королевы Алисы Диомид направил все усилия на предотвращение распада Талига и отражение внешней угрозы. После смерти Георга Оллара являлся фактическим правителем страны.
Неслабо? 15 лет назад – сильное и богатое государство, пришла гусыня – главы родов и наследники мрут, как мухи и буквально из ниоткуда появляются «истинные эории», которых до этого поколениями спасали преданные слуги, и вся эта свора приводит страну на грань нищеты и распада, да еще со всех сторон подбираются на предмет поднадкусывать те, кто недавно границы обходили по большой дуге и на цыпочках.
Заметьте, судя по биографиям виднейших представителей своих родов, более трехсот лет дворяне либо сидели тихо, либо служили своей стране. В политике, в экономике, в армии – не важно. Как только эта нехорошая женщина начала «возрождение», ведомая своим «сердцем истинной талигойки», заговоры и бунты полезли как грибы после дождя.

2015-08-28 в 15:37 

Далее для подтверждения своей позиции я приведу цитаты из всех опубликованных книг и официальных спойлеров к «Рассвету».
«От войны до войны»
а) Старый парк встретил вороньим граем, и кардинал улыбнулся мысли, что Алва и Люди Чести разнятся не меньше, чем гальтарские во́роны и серые городские воро́ны. Среди любителей Раканов подлинных аристократов вообще раз, два да и обчелся, зато всякой швали, лезущей в благородные потомки, пруд пруди. Один Хогберд чего сто́ит, да и Штанцлер немногим лучше: ни один, ни другой даже на «навозников» не тянут, но это их сторонников не заботит. Леворукий бы побрал деда Фердинанда, разрешившего наследнику брак по любви! Карл Второй был сильным королем, но сын у него вырос тряпка тряпкой. Только и сумел что жениться. Карл оставил государство в полном порядке, но через пять лет от этого порядка остались только обглоданные косточки. Дриксенская Алиса нагадила Талигу больше всех ее родичей, вместе взятых…
б) – Как посмотреть… Алат – герцогство богатое, а Агарис… Ну что с того, что сюда стянулись почти все недовольные. Собрались, сидят и зарастают пылью! Вспомни – первой тут обосновалась королева Бланш с наследником, потом подтянулись Берхаймы и Гонты. Агарис – пристанище неудачников – кто только сюда не сбегал от полковников Пеллота до сторонников Алисы…
– Я им не доверяю, – бросил сюзерен, – у них с происхожденьем не все чисто, и потом… Алиса с Франциском хотели поднять Талигойю без Раканов, а их сторонники вспомнили о нас, только когда все продули…
– Зато теперь Штанцлер делает больше всех остальных, вместе взятых.
– Так говорят, – Альдо накрутил повод на руку, – но коты не питаются маргаритками… Гоганам нужно первородство, магнусы хотят раздавить олларианцев, Гайифа с Дриксен – сломать голову Талигу, а что ловит кансилльер?
Робер с удивлением посмотрел на сюзерена, раньше Альдо такие вещи не волновали, хотя в чем-то он прав. Штанцлеры были родичами королевы Алисы, но были ли они дриксенской ветвью Борнов? Сами Борны в этом глубоко сомневались. В любом случае отец Августа ставил не на Раканов, а на вдовствующую королеву и малолетнего Фердинанда, но Алиса проиграла…
– Конечно, сейчас Штанцлер безупречен, – принц напустил на себя значительный вид, и Роберу стало смешно, – но можем ли мы ему верить до конца?
в) Матильде Ракан сейчас ровно столько, сколько было легендарной Алисе Дриксенской, когда дед представил ей младшего внука. Робер страшно разочаровался, увидев вместо царственной красавицы в высокой диадеме с вуалью тучную старуху с недобрыми глазами. Он не смог скрыть своих чувств, и дед страшно рассердился.
– Юность зла, – так сказал герцог Эпинэ и добавил, что жизнь Ее Величество не баловала. Внушения хватило на пятнадцать лет, Иноходец знал, что королева, решившая возродить былую Талигойю, опираясь на древние фамилии, права, а принц Георг Оллар и кардинал Диомид – нет.
г) В резиденции Алва Сильвестр не бывал со времен своего утверждения кардиналом, а впервые молоденький секретарь кардинала Диомида посетил соберано Алваро накануне приснопамятного Представления малолетнего Фердинанда, на котором вообразившей себя хозяйкой Талига дриксенской стерве указали ее место. Кардинал Талига и двоюродный дед короля проявили сначала потрясающую решительность, а потом столь же потрясающее мягкосердечие, из которого за тридцать восемь лет выросло два мятежа, пяток заговоров и куча предательств калибром поменьше. Регентский совет королевы Алисы нужно было казнить в полном составе, а ее саму запереть в Багерлее, но Георг Оллар был слишком сентиментален и благодушен…
д) О «великой Талигойе» вообще не вспоминали, пока путешествовавший инкогнито по Золотым землям принц Франциск Оллар не влюбился в дриксенскую принцессу Алису…
«Лик Победы»
а) Его высокопреосвященство откинулся на спинку кресла и усмехнулся. Каким же желторотым юнцом он был, даже странно, что Диомид взял его в младшие секретари. Надо думать, причиной стала фамильная изворотливость Дораков. Диомид… Сильвестр словно наяву увидел обманчиво мягкий профиль и длинные, цепкие пальцы, вцепившиеся в дубовые подлокотники. Его высокопреосвященство первым сказал то, о чем другие молчали: король и королева губят Талиг, они должны уйти, иначе страну ждут проигранные войны, голодные бунты, междоусобица и, в конечном итоге, распад королевства на враждующие между собой осколки.
Это было сказано в резиденции кардинала, потому что больше говорить было негде. Франциск и Алиса были непроходимо глупы, но вокруг августейшей четы вилось слишком много дриксенских гусей и гайифских павлинов. О, сами они ничего не делали, только восхищались мудростью августейшей четы. Талиг губило сидящее на троне ничтожество, а ничтожество пихала под локоть очумевшая коза, возомнившая себя великой королевой.
Диомид сказал, что считал нужным, и отвернулся. Он не смотрел на своих гостей, давая им время прийти в себя. Первым опомнился соберано Алваро. Он не колебался. Кэналлийцу было проще, чем Георгу Оллару, – между ним и троном стоял брат покойного короля, а Георг, говоря «да», протягивал руки к короне. Странным он был человеком, принц Оллар, убийство его не пугало, но обвинений в корысти он боялся.
Герцог Ноймаринен тоже молчал, только задумчиво глядел на дядю-кардинала и крутил украшенную изумрудами цепь. Четыре человека и портрет Франциска Великого. И еще молоденький секретарь, скрытый книжными полками и не сводящий взгляда с гостей его высокопреосвященства. Зачем Диомиду понадобилось посвящать его в тайну, цена которой была жизнь, Сильвестр так и не понял, Диомид вообще был непредсказуем.
б) Нет, все-таки кто тогда спас Талиг и соберано, судьба или сам Алваро? Франциск Второй умер от яда болиголова, и принять яд он мог лишь в шадди. В шадди, который пил в обществе супруги и Первого маршала Талига. Ох, как Алиса стереглась убийц и отравителей! Именно при ней в моду вошли короткие рукава без манжет и кольца без камней. Высочайшую пищу проверяли королевские дегустаторы и гайифские и дриксенские агенты, отвечавшие головой за безопасность губящих Талиг идиотов. Покои их величеств, мебель, даже посуду стерегли в шестнадцать глаз. И все-таки не устерегли. Франциск Второй пожаловался на отвратительный привкус во рту, отказался от обеда и потребовал, чтоб его оставили в покое. Когда через два часа к королю явилась супруга, тот был мертв.
Зачем Алиса пригласила во дворец кэналлийского герцога, которого ненавидела всеми фибрами своей души? Зачем распорядилась подать шадди, которому царственная чета предпочитала шоколад или травяные отвары? Почему, несмотря на явные признаки отравления, не заикнулась о яде? Ответы очевидны. Королева решила избавиться от одного из главных своих врагов. Тинктура болиголова имеет отвратительный вкус, который проще всего скрыть в горечи шадди. Что же было дальше? Соберано догадался и поменял чашки или вмешался случай? Диомид предполагал первое, Сильвестр склонялся ко второму.
в) Его высокопреосвященство с довольным видом потянулся, подошел к камину, комкая бумагу, за которую император Дивин отдал бы парочку провинций. Разумеется, не своих. Что-что, а объедать соседей павлины умели не хуже саранчи, причем чужими зубами. Победи Алиса, Талига уже бы не было, а было бы обгрызенное с двух сторон недоразумение, пляшущее под гайифскую дудку.
г) – Этот перстень ваш дед подарил королеве Алисе. Не знаю, правильно ли я делаю, раскрывая тайну умерших, но Анри-Гийом всю жизнь любил королеву. Алиса родилась в Дриксен, но ее сердце было сердцем истинной талигойки.
Ее сердце? Да было ли у нее вообще сердце, у этой старухи с холодными глазами? Хотя, возможно, дед и впрямь любил Алису. Он рано похоронил жену, никто и никогда не слышал о его любовницах… И должна же быть хоть какая-то причина тому, что он натворил.
«Зимнний Излом. Яд минувшего. Часть вторая»
Но уже через 50 лет можно было наблюдать прямо противоположное явление. Влияние Алисы Дриксенской, супруги взошедшего в 345 году К.С. на престол Талига Франциска Второго, стало своеобразным регрессом по отношению к общеталигойской тенденции.
Рьяная эсператистка, увлеченная старинными хрониками, собиралась «возродить Великую Талигойю». Разумеется, речь о возвращении свергнутой династии Раканов либо о расширении границ Талига до размеров Золотой Империи не шла. Но вот декор старой Талигойи королеве Алисе (и ведомому ею Франциску Второму) удалось сделать образцом для подражания во всем королевстве. Иногда – путем прямых запретов на ношение либо неношение того или иного элемента костюма.
«Сердце Зверя. Синий взгляд Смерти. Закат»

2015-08-28 в 15:38 

а) Требовать в заложники наследников Алиса не рискнула, и Гектор просидел в Рафиано до Лаик, зато Арлетта разделила судьбу многих девиц и девочек, угодив во фрейлины в неполные семь лет. Ее никто не обижал, но дочь графа Рафиано уродилась злопамятной. Алису она невзлюбила сразу, хоть королева и была удивительно хороша собой. Последнее до Арлетты дошло не сразу – в юности кажется красивым либо то, что нравится, либо то, чего у тебя нет, а хочется…
б) «Принцесса Елена» была великолепна! Арлетта читала ее послания и молодела душой. Именно так пищали, зачуяв прекрасных страдальцев и страдальных прекрасцев, при дворе ее величества Алисы. Белокурая статная чужеземка млела от роковых любовей и умерших в один день возлюбленных. Лебединая верность, лебединая песня, лебединая чистота, лебединая, лебединый, лебединое… Лично Арлетту величавые белоснежные птицы даже ни разу не ущипнули, но возненавидела она их надолго, как и саму Алису. Отнюдь не из зависти к короне и красоте, в самом деле редкостной.
Дочь графа Рафиано никогда не хотела стать лебедицей, то есть гусыней, но молчала, понимая, что с быком на гербе только распусти язык – сразу окажешься в телушках. Насмешек Арлетта побаивалась, но об этом никто не догадывался, а потом юная графиня разучилась оглядываться на других. Ее жизнь, настоящая жизнь, началась с желания королевы видеть торских офицеров. Без Алисы они бы с Арно могли встретиться слишком поздно, но благодарности Арлетта не испытывала, только удивление. Неужели она могла стать маркизой Фукиано, как думалось родителям? Могла бы и вряд ли б осознавала свое несчастье, потому что ее мужем мог быть только ее муж, сыновьями – ее сыновья… Графиня собрала эпистолы Марселя и вернула в бюро – предаваться воспоминаниям среди разворошенной бумажной кучи было глупо.
«Сердце Зверя. Синий взгляд Смерти. Полночь»
а) Сорок лет назад Арлетта была слишком юна, чтобы понять – или Алиса уничтожит Алваро с Диомидом, а заодно и Савиньяков, или волк с вороном сломают королевские шеи раньше. Но даже влюбленная в мужа жена не могла не почувствовать охватившее тогда Двор и столицу напряжение, только оно было иным.
б) Катарина умела отвечать, и бороться тоже умела, и добиваться любви. Какой же дурой в сравнении с ней была Алиса, потому и умерла никому не страшной старухой.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки фауны Божьей

главная